Если Бог за нас, кто против нас? Бесы кидают камни и промахиваются!

Шёл 2003 год, и это был наш первый месяц жизни в Индии в предгорьях Гималаев. Нашу квартирку построили высоко в горах, поэтому когда мы открывали дверь, то влажные облака заходили внутрь вместе с нами. Мы витали в облаках. Романтика! А когда небо хмурилось, то облака опускались и кучковались внизу на уровне долины. Тогда небо расстилалось под ногами, и мы вспоминали: “Со Христом мы посажены на небесах”.

Однако ни одежда, ни постельное бельё не высыхали в таком климате, — всё вокруг пропиталось влагой. Серая плесень расцвела на стенах, в шкафах и даже внутри матрасов и подушек, которые были сделаны из слежавшейся ваты. В первые часы пребывания в горах моя жена простудилась, но местный доктор объяснил, что это не простуда, а аллергия на плесень. Романтичное настроение рассеивалось, — мы столкнулись с Индией.

Но всё-таки мы наслаждались суровой природой гор и животными. Дикие обезьянки резвились на крышах домов, прыгали по мохнатым веткам сосен и воровали бананы у продавцов фруктов. Мы наблюдали за поведением индийцев и нас умиляло то, как они общаются друг с другом. Даже незнакомых людей они называли братьями, дядями, дедушками. Мы заводили новые знакомства, привыкали к жгучим специям и к индийской одежде, которая пестрела красками.

В Индии мы испытывали противоречивые чувства. Эта страна удивляла своей непредсказуемостью и новизной, и в то же время она изводила нас своей дикостью и отсутствием цивилизации. Каждый день электричество исчезало на пару часов, но со временем к этому привыкаешь. А вот к сбоям в подаче воды мы так и не приспособились, поэтому за 14 лет жизни в Индии у нас сформировалась привычка: мы жёстко экономим воду. Намочил мочалку. Намылился. Встал ногами в тазик и полил себя водой из ковшика. Мыльной водой помыл пол и смыл грязной водой унитаз. И неважно, в какой стране мира мы живём: долгое журчание воды из крана вселяет в нас лёгкое беспокойство. Вдруг вода закончится?

Ночной полумрак окутывал Гималайские горы. Мы вышли из нашей квартирки, которая возвышалась на краю крутого обрыва и отправились в лавку, где всё ещё можно было купить продукты. Фонарик освещал путь, а мы петляли по дорожке и с осторожностью спускались вниз. Совсем стемнело, когда мы добрались до продуктового магазинчика, но хозяин лавки не обращал на нас никакого внимания. Он зажигал ароматные палочки и ставил их в капище. Из капища выглядывали пять глиняных божков. Капища возводят вдоль ворот, встраивают их в стены домов и магазинов, устанавливают их под ритуальными деревьями. На берегах рек возводят огромные храмы в честь бога-обезьяны, бога-слона, куда стекаются толпы паломников и поклоняются там каменным идолам.

А наш старик ещё в детстве выучил заклинания и мантры, и теперь он повернулся лицом к маленькому капищу и вполголоса распевал песни для идолов. На железном подносе горели свечи. Веяло мистикой. Потом он взял бумажные деньги и с благодарностью потряс деньгами перед слепыми божками. Мы стояли за спиной хозяина лавки, но он забыл о своих единственных ночных покупателях.

Первый раз в жизни мы видели, как человек кадит и поклоняется идолам, но так говорит Творец: “Да не будет у тебя других богов. Не поклоняйся им и не служи им. Не делай себе кумира и никакого изображения. Люби Бога. Ненавидь идолов. Ибо Господь наказывает до четвертого рода…” Мы скоро поняли, что ради нас никто не остановит поклонение-пуджу. Время шло, и ожидание затягивалось. Мы притомились.

Внезапно моя жена нарушила порядок в служении идолам: “Здравствуйте, дядя!” Для «сакральной» тишины это прозвучало громко. Древний ритуал прервался. Дед вздрогнул и вышел из состояния нирваны. Нас никто не звал, а мы пришли и нарушили поклонение бесам. Старик хмуро посмотрел на нас. Но моя жена не останавливалась: “Дедуля, а что вы делаете?!” Это простой вопрос. Но он ошеломил хозяина лавки. “Ух! Мы влипнем в неприятности из-за евангельского пыла моей жены!” — подумал я.

Однако дед принял вызов и вышел на поле битвы. Его глаза сверкнули недобрым светом. Его голос скрипнул в ответ:

— Я поклоняюсь идолам! — моя жена не растерялась и поддержала разговор:
— А глиняные идолы живые? Они слышат молитвы? — дед оторопел от такого натиска. В его ответе закипела ярость:
— Конечно, идолы мёртвые! — вдруг тишина закричала громче, чем слова. Дед всё понял…

Так уж получилось, что старик умудрился намекнуть сам себе, что есть что-то бессмысленное в поклонении неживому, а моя жена выразительно посматривала на деда. Но на этом разговор не закончился. Прозвучал ещё один вопрос:

— Дед, а зачем кланяться мёртвым идолам? Лучше молиться Живому Богу! — Тут старик не сдержался и взвизгнул:
— Ты пытаешься обратить меня в христианство! Не выйдет! — я сразу понял, — пора убираться из лавки. Но напоследок моя жена добавила:
— Спокойной ночи. Пусть Живой Бог Иисус благословит вас.

Мы ничего не купили и с пустыми руками отправились домой. От голода у нас урчали животы, и нас беспокоил один вопрос. Как проповедовать так, чтобы идолопоклонники слушали, а не ругались?

Наступила следующая ночь. Стрелки часов приближались к двенадцати, но мы не спали, — студенты лучше понимают учебник ближе к полуночи. Мы знакомились с языком хинди. Витиеватые буквы плясали и изгибались в узоре: हम हिंदी बोलना चाहते हैं। Мы зубрили слова и произносили их так, как произносят местные, но язык не слушался, и мы смеялись. Учить новые правила и грамматику — серьёзное дело, однако если бы кто-то увидел нас с улицы, то подумал бы, что мы счастливы и беззаботны.

Вдруг раздался глухой удар. Мы переглянулись и посмотрели вверх. “Наверно, сосед на втором этаже уронил шкаф. Весь день он что-то двигал и чем-то стучал. И даже ночью не спит человек,” — сказал я, и опять уткнулся в учебник. Через пять минут мы услышали второй удар с отчётливым звоном разбитого стекла. “Неужели сосед разбил окно?” — озвучил я свои опасения, но, по-прежнему, я сидел на месте.

Через время я дочитал учебник и подошёл к окну. Лунный свет заливал террасу, но… что это? Стёкла? Да, сосед разбил окно. Но тут у меня шевельнулось подозрение, и я решил проверить наши окна. Похоже, всё в порядке. Но, нет! Из-за москитной сетки я не сразу заметил, что это наши стёкла, а не соседские. Нас атаковали, а мы и не заметили. Два громадных булыжника лежали на террасе, они рассказали нам о ярости и злобе, которая скрывалась в темноте. А что увидели хулиганы?

Они ожидали, что женщина встрепенётся и завопит, а её муж побледнеет от страха и подбежит к окну… Странно! Ничего такого не случилось. Почему они смеются и не смотрят в сторону разбитого окна? Хулиганы подождали ещё пять минут и швырнули второй булыжник. Они ожидали, что женщина закричит, а её муж вскочит и будет метаться по квартире… Странно! Опять ничего такого не случилось. Почему белые веселятся? Почему они поднимают глаза и смотрят вверх? Хулиганы растерялись. Хулиганы расстроились. Они знали, что они увидят, если они швырнут булыжник третий раз, поэтому они скрылись в темноте.

Испугались ли мы? Очень. Липкий страх наполнил душу. Ноги стали ватными. Отчаянно заколотилось сердце… Но всё это случилось через десят минут после атаки, а к тому времени хулиганы ушли далеко от нашего дома. Под покровом темноты они вполголоса обсуждали:

— Эти белые люди глухие? — спросил первый.
— Да нет же, они разговаривали друг с другом. Значит — слышат, — ответил второй.
— Мы швырнули первый булыжник. Мы разбили стекло. Другие люди пугались, вопили и подбегали к окнам. А эти даже не посмотрели в сторону окна. Вместо этого они подняли глаза вверх и вели себя так, как-будто они молились. Нет, ты такое видел? А потом эти белые смеялись, — не унимался первый.
— Да, надо завязывать с нашим ремеслом. Прибыли мало, а беспокойства много, — отреагировал второй.
— Потом мы бросили второй булыжник. Мы попали в стекло. Но я не увидел ни капли страха у них в глазах! Они опять посмотрели вверх и опять помолились, — завёлся первый.
— Этих белых защищает Бог! — догадался второй. После этих слов у хулиганов отчаянно заколотилось сердце, ноги стали ватными, и липкий страх наполнил душу. Вон отсюда! Бежим от этого тёмного места, подальше от этих странных белых людей!

Той ночью моя жена сидела напротив окна и её хорошо было видно с улицы. Под покровом темноты хулиганы не заметили, что внутри квартиры на одном окне была установлена противомоскитная сетка. Поэтому булыжники разбили окно, но сетка преградила путь камням, и ни один осколок не попал внутрь. Бог за нас, — кто против нас? Бесы кидают камни и промахиваются!

Мы так и не узнали, кто разбил наши окна, но мы думаем, что это был привет от старика… Утром мы оставили окно разбитым и пошли в церковь с нашим новым знакомым. Этот молодой парень тоже поклонялся глиняным идолам, но он искал Живого Бога. В то утро парень встретил Христа.

Чуть позже наши верующие друзья-индийцы рассказали нам: “Мы видели сон. Кто-то вредил вам за то, что вы проповедуете Евангелие. Но никакое зло не приключится тому, кто служит Иисусу.” Мы вспомнили случай со стариком, который случился с нами за день до того, как нам разбили окна.

Если мы сильно расстроили дьявола, значит мы сильно обрадовали Бога. Мы проповедуем Евангелие, однако встречаем противостояние. Но мы не убоимся ужасов в ночи и камней, летящих ночью. Бог спасёт нас от всякого зла, и камни ударятся в москитную сетку, и осколки не поранят нас. Мы говорим: “Господь — упование наше!” Всевышнего избрали мы прибежищем своим. Пусть бесы кидают камни. Пусть бесы промахиваются.

#ИзИндииСЛюбовью Стэн и Лана
Иисус без границ #ВозможноВсё

STAN & LANA

Website: https://t.me/BogBlag

Наша миссия состоит в том, чтобы на деле показать и распространить Божью любовь. Мы спасаем жертв торговли людьми, строим детские дома и восстанавливаем жизни. Присоединяйтесь к нам в Телеграм!